На IX Петербургском Международном Юридическом Форуме юристы презентовали новый законопроект, который призван сделать госконтроль «дружелюбным и эффективным». Проект документа опубликован 16 мая на портале проектов нормативных правовых  актов regulation.gov.ru. О том, почему контрольно-процессуальный кодекс, как его называют юристы, крайне необходим государству и обществу, в рамках Форума рассказал Министр юстиции России Александр Коновалов.

One in, two out не для нас

Нынешние разработки велись на протяжении многих лет Министерством экономического развития. Законопроект [по реформе контрольно-надзорной деятельности, КНД], который пошёл на первое чтение, был огромным шагом вперёд. Но ему не повезло – он успел устареть, пока его готовили к прохождению через стадии законотворческого процесса.

Затем была деятельность открытого правительства по реформе КНД. Правда, эта деятельность дала некий неожиданный зигзаг в виде инициативы, которая имела название необычное, непривычное для нас «One in, two out». Инициатива была довольно фантастической, экстравагантной. Мне было удивительно, что она пробила некие плотные слои бюрократической атмосферы и почти приблизилась к тому, чтобы реализоваться в нормативном виде.

К счастью, этого не произошло, потому, что это абсолютно несвойственно нашей правовой системе. Эта история характерна лишь для трёх стран — Великобритании, где она очень ограниченно применяется, США, где была озвучена в качестве одной из предвыборных инициатив президента Трампа, но больше никто о ней не слышал, и Канады, где она применяется не совсем «one into, one out», а обставлена целым рядом дополнительных возможностей. Но самое главное, это страны общего права, где роль судов совершенно иная.

Кодификация равно оптимизация

Мне кажется, очень важные выводы из этого неудавшегося эксперимента можно сделать. Во-первых, очевидно, что правоприменители, в том числе бизнес, крупный, средний и малый, уже настолько осатанел от существующего формата КНД, что был готов двумя руками проголосовать «за» даже за такую, на мой взгляд, безумную инициативу, чтобы хоть как-то что-то изменить и улучшить.

А во-вторых, что гораздо важнее, недопустимы механистичные подходы по исключению действующих нормативных актов любого уровня – есть риск выплеснуть вместе с водой ребёнка из таза. Должна произойти очень существенная оптимизация самого содержания контроля и надзора. Мы подходим к очень важной перспективе – к кодификации, рекодификации отечественного права.

Необходимость кодификации, которую неоднократно характеризовали ведущие учёные как очень важный, потенциально мощный рывок правовой системы к новому уровню своей эффективности и актуальности, назрела и у нас.

Можно несколько часов перечислять замечательные перлы — одни лишь названия ведомственных нормативных актов, которые сами читаются, как анекдот. Но они, к сожалению, должны применяться на практике людьми, которые наверняка в ужас приходят от того, что такие нормативные правовые акты существуют, я уже не говорю об их содержании. Это общая востребованность оптимизации управленческого и контрольно-надзорного процесса.

Кодификация начнётся с важного пласта работы по кодификации контрольно-надзорной деятельности, в том числе в части исключения дублирования процессов контроля для правоприменителей, в том числе для предпринимателей – это исключительно важная история. Мы должны всё сделать максимально эффективно, экономично, целесообразно не больше, чем нужно, и не меньше, чем нужно.

Предприниматели – они как дети

Я хотел бы провести одну ассоциацию: процесс контроля, в том числе за предпринимательской деятельностью, за ведением хозяйственной деятельности в любой правовой системе в чём-то сродни воспитанию детей. На каком-то этапе дети вырастают, начинают стремиться к самостоятельности, и начинаются проблемы, потому что начинается большой поток требований, запретов, предписаний, рекомендаций и так далее – «почисти зубы, иди завтракай, переоденься, убери постель, убери игрушки, не почистил зубы – всё-таки иди почисти зубы, садись завтракай, опять почисти зубы». Это всё длится днями, сутками, ночами.

В итоге в огромном потоке требований растворяются требования по-настоящему важные, которые действительно имеют влияние на жизнь на взросление, на нормальное развитие ребёнка. Ребёнок начинает понимать, что это просто стихийное бедствие, сплошной поток негатива, который он должен как-то преодолеть. Что мы имеем в случае с контрольно-надзорной деятельностью? То же самое.

Идёт сплошной поток требований, которые предприниматель воспринимает как некое метафизическое явление, которое не нужно дифференцировать, не нужно воспринимать всерьёз, нужно просто понимать, что с этим придётся жить и нужно это как-то преодолеть.

Временами по аналогии с родительским гневом разражается шквал активных проверок, когда, к несчастью, что-нибудь сгорит или обвалится, нужно срочно провести тотальные проверки. Выстраивается огромная армия контролёров во главе с генеральным прокурором, которая начинает всё переворачивать вверх дном, запрещать, требовать взаимоисключающих решений, и так далее. Но все переждали, забыли о том, что это уже было когда-то и стали жить по-прежнему, пытаться уходить от контрольных мер, как от негативного стихийного явления.

Главное — дожить

Ни о каком послушании в случае с детьми, ни о каком законопослушании в случае с правоприменителями при такой постановке вопроса быть не может — никто не понимает, что среди этих требований растворены действительно важные, часто написанные кровью, правила, без соблюдения которых нельзя выстраивать экономику и не может быть и речи о доверии государства к обществу.

Поэтому задача в том, чтобы из всех этих огромных десятков фолиантов выбрать по-настоящему важные требования, которые нужно осознанно, добросовестно, с перспективой неотвратимой эффективной и адекватной ответственности соблюдать. Я думаю, что к этому должны в итоге прийти и реформы регулирования КНД, и та кодификация, до которой мы все вместе, надеюсь, доживём.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: