На встрече ВЭД-клуба Ведомостей в Москве первый заместитель руководителя Федеральной таможенной службы (ФТС России) Руслан Давыдов рассказал о том, как ФТС категорирует участников ВЭД, чем категорирование товарных партий лучше категорирования компаний, а низкий уровень риска — лучше статуса УЭО. ПРОВЭД-МЕДИА публикует полный текст выступления.


Чистая математика

У ФТС рискориентированный подход существует с 2004 года и развивается. Если вы возьмёте критерии Всемирной таможенной организации [ВТамО], там есть специальные рекомендации: Customs Risk Management Compendium. В них говорится, что целостная СУР оценивает риски конкретной товарной партии. На самом деле, любая таможенная служба всегда оценивает риски по товарной партии, потому что каждую поставку мы обязаны оценить с точки зрения рисков и принять те или иные меры. Когда мы развивали систему категорирования участников ВЭД, мы тоже шли в канве ВТамО.

Участники ВЭД – это наши клиенты, то есть сервисная модель, у которой принцип — знай своего клиента.

Мы создали такой ресурс: электронное досье участника ВЭД – ЦРСВЭД. В нём более 330 тысяч компаний, которые хотя бы один раз с 2013 года подали декларацию. Мы видим эти компании, их деятельность: сколько они декларировали, что декларировали, по какой стоимости, в каких таможенных органах, как они между таможенным органами перемещаются и так далее.

И мы создали инструмент – категорирование. Это специальная программа, которая обсчитывает всех участников ВЭД ежеквартально. В результате обсчёта показателей она выдает некую математическую сумму, в соответствии с которой компании присваивается тот или иной уровень.

Система с изъяном

Меры по минимизации рисков применяются ко всем партиям, но к компаниям с высоким уровнем риска они применяются чаще, к компаниям среднего уровня риска — в стандартном контроле, к компаниям низкого уровня риска не применяются, а меры по минимизации переносятся на контроль после выпуска.

При этой модели у нас порядка 2,5 млрд доначислений для компаний низкого уровня риска. Это говорит о том, что система имеет изъян: компания, даже находясь в низком уровне риска, всё равно нарушает таможенные правила.

Поэтому, когда мы говорим о категорировании конкретной партии и применении СУР к конкретной партии, система категорирования компании останется, но это будет как компонент общей оценки риска.

Условно говоря, есть некий весовой коэффициент: оценили товарную партию, набрала она некоторое количество баллов, но, если эта партия перемещается компанией низкого уровня риска, то это будет понижающий коэффициент, а если высокого, то – повышающий.

И опять-таки, в результате этого количества баллов применяется решение о применении мер по минимизации рисков на этапе декларирования. Для добропорядочного бизнеса это не будет усложнением.

Другая система координат

Второй момент — соотношение уполномоченных экономических операторов [УЭО] и категорированных компаний. Мировая практика в развивающихся странах — в Евросоюзе, в США — идёт таким путём: УЭО автоматически признаётся компанией низкого уровня риска, и контрольные действия в отношении него в основном переносятся на этап после выпуска.

В ЕС около 19 тысяч УЭО, в Китае — около 33-35 тысяч, в США — около 11 тысяч. Мы посмотрели долю, которую занимают УЭО и получилось, что она довольно большая — от трети до 80% товарооборота осуществляют именно УЭО. При этом автоматизированного категорирования, как у нас, – у них нет.

И если мы возьмём наших УЭО, то увидим, что своими руками создали механизм «облегченного вхождения в статус» – приобретение практически тех же преимуществ, что и у УЭО, но при этом не обязательно соблюдать те условия, которые необходимы для официального статуса. Компаний, которые относятся к низкому уровню риска, уже почти 9 тысяч, и их доля как раз приближается к 80%.

Мы практически создали у себя систему компаний низкого уровня риска, только не в координатах УЭО*.

Историю учтут

По опыту коллег за рубежом, УЭО — это компании, которые подвергаются очень серьёзным проверкам. Одни бельгийцы по два года проверяют компании, прежде чем дать такой статус.

Напоминаю, осталось всего восемь с половиной месяцев, чтобы получить статус УЭО по новому кодексу. Поэтому у всех, кто ещё не получил, но у кого есть желание, рекомендую это сделать, потому что это автоматически гарантирует получение статуса низкого уровня риска.

Прошу никого не пугаться: это абсолютно в русле рекомендаций ВТО, это категорирование товарной партии, другими словами — применение СУР в отношении конкретной товарной партии, но, естественно, с учётом того, кто перемещает.

Не будет индульгенции, но учитываться история будет. Это как кредитная история.


* О том, что тревожит ЕЭК в развитии института УЭО, можно прочесть в экспертном мнении директора Департамента таможенного законодательства и правоприменительной практики Комиссии Дмитрия Некрасова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: