Астраханская и Южная оперативная таможни: вопиющие нарушения и коррупция или..?

Федеральной таможенной службе (ФТС), Следственному комитету (СК РФ) и Федеральной Службе Безопасности (ФСБ) предстоит разобраться в непростой и «сложносочинённой» истории, главные действующие лица которой — сотрудники Южной оперативной и Астраханской таможен.

Один из бывших инспекторов Астраханской таможни (назовём его Заявитель) обратился в правоохранительные органы с жалобой и «сообщением о преступлении» (документы есть в распоряжении ПРОВЭД-МЕДИА), на нескольких листах изложив факты, которые, по его мнению, свидетельствуют о многочисленных нарушениях и коррупции в рядах таможенников Южного таможенного управления (ЮТУ). 

Лояльность таможенников — бесценна

Одна из ситуаций, привлечь внимание к которой уже не в первый раз в разных инстанциях пытается Заявитель, касается временного ввоза в 2016 году автомобиля через Казахстан в Россию. Гражданин Узбекистана после оформления временного ввоза своего авто передал его другому водителю, которого оперативные сотрудники Астраханской таможни задержали в России. Автомобиль таможенники изъяли и поместили на специализированную стоянку таможни.

Таможенное законодательство позволяет не уплачивать таможенные платежи при временном ввозе транспортных средств, но при соблюдении определённых условий — помимо обязательства вывезти такой автомобиль в установленный срок, его нельзя передавать иным лицам. Поэтому за передачу права пользования временно ввезённым автомобилем суд Астрахани признал гражданина Узбекистана виновным в совершении административного правонарушения, назначив штраф в размере полутора тысяч рублей без конфискации авто. Автомобиль суд постановил возвратить виновному после таможенного оформления.

Но, несмотря на решение суда, исполнявший тогда обязанности начальника Астраханской таможни Владимир Литвин (ныне начальник Новороссийской таможни — прим. авт.) выдал гражданину Узбекистана автомобиль, который так и не был задекларирован, а таможенные платежи, соответственно, не были уплачены.

«Я считаю, что решение начальника таможни выдать автомобиль без уплаты таможенных пошлин, нанесло ущерб государству в размере недополученных таможенных платежей — из расчёта 3 евро за 1смЗ по курсу на август 2016 сумма таможенных платежей должна была составить не менее 540 000 тысяч рублей», — пишет Заявитель, который в то время был назначен ответственным за хранение задержанных и арестованных товаров в Астраханской таможне и которого, по его же признанию, пытались заставить выдать автомобиль в нарушение требований таможенного законодательства.

На каждую силу найдётся другая сила

ЮОТ, не единожды проводившая по этому факту служебные проверки, нарушений в действиях должностных лиц Астраханской таможни при выдаче автомобилей без уплаты таможенных платежей как бы не замечала. Ситуация, по словам Заявителя, изменилась только после того, как информацию о нарушениях он направил в ФТС, Следком и ФСБ.

Управление по противодействию коррупции ФТС свою проверку уже провело. «Установлено, что Астраханской таможней не обеспечено информирование соответствующего таможенного органа Комитета государственных доходов Министерства финансов Республики Казахстан о необходимости взыскания таможенных пошлин в связи с передачей указанного транспортного средства другому лицу без разрешения таможенного органа», — говорится в письме ФТС (есть в редакции).

Обеспечить передачу этой информации в уполномоченные органы стран-членов ЕАЭС обязывает ведомственный приказ от 30 декабря 2015 года № 2722. При этом, утверждает Заявитель, Литвин на оперативном совещании убеждал его в обратном, во всеуслышание заявляя, что «уже написали письмо в Казахстан». 

Судя по аудиозаписи, сделанной, по словам Заявителя, на том самом совещании, тема для всех его участников — болезненная. В любом случае, размышления таможенников о том, как трактовать законодательство в части временного ввоза автомобилей физлицами, прелюбопытнейшие:

Теперь специально созданной по указанию ФТС комиссии предстоит разобраться, что стоит за этим утверждением руководителя таможни — неосведомлённость, халатность или коррупционный интерес.

— У меня есть основания предполагать, что случаев, когда автомобили в регионе выдавали без таможенного оформления и уплаты платежей, гораздо больше,говорит Заявитель.

Следствие разберётся

Ещё в одном деле, обстоятельства которого Заявитель изложил всё в той же жалобе, предстоит разобраться Астраханскому следственному отделу на транспорте Южного следственного управления на транспорте СК РФ. Речь идёт о возможной краже вещественных доказательств по уголовным делам, которые хранились в камере хранения вещдоков Астраханской таможни.

«Ответственными за хранение в тогда были дознаватели таможни, руководителем органа дознания в то время был В.В. Литвин, а подразделением дознания руководил Д.И. Беланов», — сообщает Заявитель.

По его словам, в камере хранения вещдоков Астраханской таможни не было журналов учёта вещественных доказательств, акты приёма-передачи и квитанции-расписки при их перемещении не составлялись, а по одному из уголовных дел доказательства стоимостью 26 миллионов рублей хранились не в специальной камере хранения, а в Волгограде «у сторожа на овощной базе». В результате вещественные доказательства в камеру хранения Астраханской таможни пришли не только с поддельными пломбами и разорванными упаковками, но и не все, о чём свидетельствуют фотографии, сделанные дознавателями и являющиеся неотъемлемой частью протокола осмотра.

Так, например, камеры GoPro, ноутбуки, смартфоны — вещественные доказательства по одному из уголовных дел таможни — согласно протоколу осмотра от 18 мая 2015 года ещё были в наличии в Волгограде, а согласно протоколу осмотра, составленному дознавателями Астраханской таможни 31 декабря того же года, уже «отсутствуют».  

С согласия Заявителя в нашем блоге Яндекс.Дзен мы публикуем и другие предоставленные им фотографии вещественных доказательств по уголовным делам и того, в каком состоянии они хранились.

— Самое интересное, что ЮОТ проводила проверку в Астраханской таможне и выявила эти нарушения, но в акте их не отразила. Я ходил к Литвину и лично докладывал, что у меня есть основания считать, что по одному уголовному делу украдены вещественные доказательства. Реакции с его стороны не было, он не хотел создавать комиссию и проводить служебную проверку по факту воровства вещдоков, — рассказывает Заявитель.

«Тот, кто может доказать, уже ничего не боится»

Не всё благополучно в Астраханской таможне было и с хранением наркотических веществ. Здесь, сообщает Заявитель, также отсутствовали журналы учёта и акты приёма-передачи. ЮОТ, которая провела служебную проверку по этому факту, установила, что «деятельность Астраханской таможни по указанному направлению признана не соответствующей требованиям действующего законодательства». Астраханская таможня, в свою очередь, тоже провела служебную проверку и применила к таможенникам-нарушителям «меры материального воздействия».

Выяснить, действительно ли в Астраханской таможне из-за многочисленных нарушений разворовывались вещественные доказательства (и если да, то кем и по чьей вине), а также подтвердить или опровергнуть все остальные обвинения бывшего сотрудника таможни предстоит проверяющим.

Для должностных лиц Южной оперативной и Астраханской таможен ситуация осложняется наличием у ФТС, Следственного комитета и ФСБ документов и аудиозаписей, которые, уверен заявитель, подтверждают все изложенные им факты.


 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: