«Ягнёнок небольшой, он загнётся»: таможня будущего глазами экспертов

В Москве на заседании круглого стола «Таможенное администрирование в Российской Федерации: состояние и перспективы» его участники поделились своим видением таможни будущего. Рассказываем о самых интересных, на наш взгляд, моментах дискуссии.

Проблем много, и все — основные

Одним из ключевых вопросов заседания стал контроль после выпуска.

Сначала надо проверить, кто ввозит и какой товар, а разбираться со всем остальным можно и потом. Это позволит дебюрократизировать, снизить коррупционные риски, — считает председатель Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Сергей Рябухин.

По его мнению, анализировать поставку в контексте всей хозяйственной деятельности предприятия будет проще, чем отдельно ввезённый товар.

Либо выпуск без всяких сомнений, либо выпуск с присвоением степени риска, пускай потом ФНС или Минфин разбираются, — поддерживает этот подход вице-президент Деловой России Виталий Сурвилло.

Председатель Общественного совета при Федеральной таможенной службе (ФТС России) Леонид Лозбенко уверен, что первоначально надо определить роль и место таможни в системе государственных институтов власти. По мнению же вице-президента Торгово-промышленной палаты РФ Георгия Петрова, главная проблема состоит в том, что руководство страны рассматривает таможню, прежде всего, как фискальный орган.

Он также подчёркивает необходимость решения проблем пространственного развития: бизнесу должно стать действительно удобно, когда количество центров электронного декларирования сократится до шестнадцати.

Опытом работы электронной таможни в регионе поделился общественный помощник Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Нижегородской области по вопросам, связанным с нарушением прав предпринимателей в таможенной сфере, Александр Капранов.

Основная проблема – это кадры. Работать оказалось некому, а всё потому, что для федеральных госслужащих не запланирован тот объём денежных средств, который необходим, чтобы переселить людей, желающих работать в электронной таможне, собрать их с регионов, — заявил он.

Ещё одну проблему докладчик увидел в отсутствии механизма прослеживания, который бы позволил участнику ВЭД понимать, что происходит с его электронными документами.

Почему нельзя сделать один ЦЭД? Зачем их шестнадцать? ФТС должна, оставаясь фискальной, стать аналитической, цифровой, должна научиться работать с огромными массивами информации, — считает Виталий Сурвилло,

По его мнению, при автоматической обработке информации речь должна идти о секундах, а не о десятках минут.

Единое – это не одно

Не обошли эксперты стороной и тему единого окна, которое Георгий Петров попросил не путать с одним окном.

Это не вопрос семантики, есть существенная разница между одним и единым, — уточнил он, напомнив, что Российский экспортный центр планирует создать одно окно для экспорта, — Мне это напомнило избушку с тремя окнами на улицу: одно окно для импорта, одно окно для экспорта, а третье – для транзита.

Представитель ФТС России Леонид Савицкий сказал, что ощутимыми результатами в отношении единого окна они пока похвастаться не могут, зато работают над совершенствованием личного кабинета участника ВЭД и применением технологии автовыпуска.

К концу 2020 года планируем выйти на 99% автоматических регистраций всего массива деклараций, и на 80% автоматического выпуска. В 2018 году 73% таможенных платежей были внесены с применением единого лицевого счета, это более 4 триллионов рублей. ЕЛС сегодня используют более 75 000 участников ВЭД, — пояснил Леонид Савицкий.

Кроме того, по словам Савицкого, сейчас Минтранс и ФТС готовят перечень пунктов пропуска, которые будут модернизироваться ради совершенствования логистических цепочек. В этом контексте особенно актуальна идея издания приказа о типовой схеме совершения таможенных операций в морских портах, обеспечивающего взаимодействие всех органов на границе.

Ждём предложений от бизнеса по модели функционирования морского порта, — обратился заместитель директора Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Никита Золкин.

Слушать – не всегда слышать

О взаимодействии бизнеса и таможни говорил каждый спикер. Слушать и слышать – это из разряда единого и одного окна: похоже, но не идентично. В итоге эксперты сошлись на том, что таможня чаще стала слушать бизнес и принимать во внимание его идеи. Однако интерпретация этих идей, по мнению Виталия Сурвилло, не всегда удачная. Так, инициатива объединения ФТС и ФНС должна была упростить жизнь участникам ВЭД, но пока только добавляет сложностей.

Шесть триллионов рублей, которые ФТС приносит бюджету, обеспечивая тем самым 32%, — это не деньги ФТС и не деньги Минфина, а деньги бизнеса. И если мы и дальше будем продолжать выкручивать бизнес… Ягнёнок небольшой, он загнётся, — заявил Виталий Сурвилло.

Он уверен, что органы власти должны задаться вопросом: «Как мы можем помочь бизнесу развиваться, чтобы не убить тот источник, который обеспечивает реализацию фискальной функции?»

В результате обсуждений участники рекомендовали провести широкое обсуждение программы «Таможня 2030», ускорить принятие требований к системе учёта к уполномоченным экономическим операторам (УЭО), рассмотреть возможность разрешения проблемы с установлением нулевой ставки НДС при экспорте товаров через онлайн-маркеты, а также ускорить принятие концепции «единого окна» и её реализации.

 

Фото: www.ranepa.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: