УФАС рассматривает дело в отношении Балтийской таможни и хранителей изъятых товаров

В Санкт-Петербургском Управлении Федеральной антимонопольной службы (УФАС) прошло первое заседание по делу, возбуждённому в отношении Балтийской таможни по информации Северо-Западной транспортной прокуратуры. Поводом для вызова таможенников «на ковёр» стала история с безвозмездными договорами, заключёнными с хранителями товаров, изъятых таможней в рамках административных и уголовных дел.

«Таможня без проведения конкурсных процедур заключила безвозмездные договоры на право оказания складских услуг по хранению изъятых документов и товаров с ООО «Валро», ООО «Партнер» и ООО «А Плюс»», — говорится в сообщении УФАС.

«Безвозмездно, то есть даром!»

О подозрительных взаимоотношениях Балтийской таможни с организациями, которые хранят изъятые товары, уже рассказывал ПРОВЭД-МЕДИА. Дело в том, что все издержки по хранению изъятых товаров до вступления в законную силу постановлений по административным или уголовным делам лежат на изъявшей товар таможне. Ранее таможни передавали такие товары на хранение на платной основе, но несколько лет назад Федеральная таможенная служба (ФТС) прекратила практику возмездного хранения, и с тех пор таможни стали заключать с хранителями безвозмездные договоры.

Удивительно, но желающие заключить безвозмездные договоры среди коммерческих организаций нашлись. Сейчас у Балтийской таможни  заключены такие договоры с двумя компаниями — ООО «Валро» и ООО «Партнер». Ранее в этом списке числилось ещё и ООО «А Плюс».

Когда мы искали желающих, мы направляли обращения во все компании — в стивидорные, владельцам складов временного хранения. Все они высказали нежелания, кроме одной, которая согласилась на возмездное хранение. На безвозмездное сперва не соглашался никто, — пояснил УФАС начальник правового отдела Балтийской таможни Дмитрий Жидков.

Но потом, видимо, случилось чудо. По словам представителя ООО «Партнёр» Анны Писаревой, которая, к слову, ранее работала в таможне, в том числе, в правовом отделе Балтийской таможни под руководством Дмитрия Жидкова, ООО «Партнёр» направило обращение в Балтийскую таможню «с предложением рассмотреть территорию и склады».

Безупречная мотивация

Вы создали компанию в 2017 году и сразу же заключили безвозмездный договор с Балтийской таможней. У вас только в 2019 году появился первый коммерческий клиент. Какая у вас была коммерческая целесообразность? Компания — это же не художник, чтобы просто захотеть. Это такой механизм получения клиента? — уточнили в антимонопольной комиссии.

Представитель «Партнера», остро отреагировав на слово «механизм» (возможно, услышав за ним слово «схема» и обвинение в свой адрес), объяснила, что таким образом компания хочет «завоевать место на рынке».

Это наш не единственный вид деятельности. И мы не заключаем договор, только чтобы потом получить деньги. Да, у нас есть безусловно право получение средств после вступления решений по делу в силу. Иногда день в день обращается компания, и не всегда мы получаем денежные средства, и прямо на это безвозмездные договоры не направлены, — сообщила Анна Писарева.

А представитель «Валро» и вовсе объяснил заключение безвозмездных договоров «социальной ответственностью», чем вызвал усмешки у многих присутствующих в зале.

По словам же таможенников, у них нет иной возможности, кроме как заключать безвозмездные договоры с откликнувшимися компаниями, так как ФТС деньги на возмездное хранение не выделяет, а собственных помещений у таможни нет.

У нас есть камера хранения вещественных доказательств 18 метров квадратных, территорий для хранения нет. Обращались в администрацию города, чтобы предоставить нам такую территорию, но ответа пока нет, — сказал Жидков.

Представители таможни заявили, что не видят оснований для обвинения в нарушении статьи 16 Закона о защите конкуренции, а в силу Гражданского кодекса и разъяснений Минфина закон 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в данном случае не применяется.

Кому сыр, а кому мышеловка

Однако если для таможни «сыр» стал бесплатным, то участники ВЭД попали в ловушку, с лихвой расплачиваясь за экономию государственных средств, так как после вступления постановления по делу в силу все затраты на хранение ложатся уже на владельца товара.

И казалось бы — подавай декларацию, оформляй товар и вывози его с территории склада так быстро, как только возможно, чтобы не платить за хранение. Но не тут-то было. Во-первых, чтобы оформить товар, владелец должен переместить его в зону таможенного контроля (ЗТК), на что должна дать разрешение таможня.

Мы обратились за разрешением в Балтийскую таможню незамедлительно, но получили разрешение спустя десять дней. Но даже эти десять дней обернулись счётом от хранителя на 400 тысяч рублей, — рассказал нам юрист одной из пострадавших компаний.

Во-вторых, как говорят участники ВЭД, «чтобы возместить убытки от бесплатного хранения владельцы складов делают всё возможное, чтобы максимально долго продержать товар на складе и выставить за его хранение счёт на суммы, от которых у предпринимателей волосы дыбом».

Счета не соответствуют здравому смыслу! Да, всё здорово, забирайте товар, но сперва в ЗТК переместите. И тут начинается принуждение со стороны хранителей. У нас сумма за год, пока мы не могли оформить товар, 7 миллионов рублей вышла, хотя реальные затраты 240 тысяч. Почему нельзя либо поместить на ЗТК, либо создать её прямо там, на складе, где товар уже хранится? И да, период оплаты с момента вступления решения суда в силу. У нас по уголовному делу решение вступило в силу в октябре 2018, а счёт датирован июлем, — рассказал на заседании в УФАС представитель лица, которому принадлежал изъятый товар.

И в третьих, чтобы оформить товар, таможенный орган требует доказать, что обратившаяся за оформлением товара компания — и есть его законный владелец. Как показывает практика, сделать это совсем не просто.

Я лично просил судью, чтобы она определила владельца товара в своём решении. Если бы не эта запись, мы бы так просто задекларировать товар не смогли. И тогда 10 дней хранения, потом ещё 30 дней, потом 16.16 КоАП таможня бы возбудила (за нарушение сроков временного хранения товаров, — прим. авт.) Это отъём денег, а не заработок! — сообщил представитель предпринимателя.

Предполагаем, что в этих историях вполне можно найти ответ на вопрос представителя УФАС, не единожды заданный представителям «Валро» и «Партнёра», в чём же заключается экономический смысл бесплатного хранения для коммерческих организаций. Разбираться в ситуации УФАС продолжит до 23 мая — на эту дату назначено следующее заседание антимонопольной комиссии.


Фото: Галина Рожко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: