В рамках большого интервью для ПРОВЭД-МЕДИА директор Департамента таможенного законодательства и правоприменительной практики Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Дмитрий Некрасов рассказал, что тревожит Комиссию в развитии института уполномоченного экономического оператора (УЭО). Полную версию интервью можно прочесть по ссылке.


Все необходимые решения для того, чтобы институт заработал, мы приняли. И сам по себе институт достаточно подробно описан в Таможенном кодексе Евразийского экономического союза [ТК ЕАЭС], и те технические решения, которые требовались для начала работы (связанные с формами свидетельства, формы реестра и так далее) приняты. 

Тем не менее, нас не может не тревожить, что пока новых УЭО раз-два и обчёлся. Чтобы с 2020 года работать по-новому, уже сейчас надо подавать заявления, дорабатывать свои внутренние процессы, которые требуются для получения статуса УЭО. Но статистика не впечатляет.

Здесь, как обычно, недостаточно буквы закона. Нужно чтобы духом, мыслью, целью этого института прониклись все участники процесса. Уполномоченный экономический оператор позволяет таможне экономить силы и средства для действительно опасных направлений, таких как фирмы-однодневки, а также ситуации и компании, выбранные за счёт точечного срабатывания системы управления рисками [СУР] .

Таможенные органы должны быть убеждены, что УЭО – это не нахлебник, а помощник и важное звено в организации таможенного контроля, в обеспечении нормального перемещения товаров на территории наших стран.

Практикующийся сегодня усиленный контроль товаров УЭО распыляет и без того скудные ресурсы таможенных органов, принося мизерный эффект и отвлекая от реальных задач. К сожалению, сегодня стереотипы старые: на экономического оператора смотрят, как на потребителя, и эти стереотипы не преодолены ни в одной из стран ЕАЭС. В России может случиться так, что к концу года УЭО так и будут в зачаточном состоянии.

Здесь тревожит, прежде всего, неясность системы учёта, и требования к системе учёта — либо размыты, либо неправильно поняты нормы, идеи ТК ЕАЭС, которые в нём заложены. Мы рассчитывали, что в странах будет более рациональный, более гибкий подход к этому вопросу, поэтому не ставили себе задачу немедленно разрабатывать типовые требования на уровне Союза, но жизнь показала, что в них есть нужда. Мы приступим к разработке типовых требований, но на это потребуется время. К сожалению, за это время по институту УЭО может быть нанесён непоправимый удар.

Также нам не очень нравится, как новелла ТК ЕАЭС, которая априори относит УЭО к низкому уровню риска, реализуется на практике. По факту многие СУР ещё не перестроены и «срабатывают» на товары УЭО не реже, а то и чаще, чем на какую-то фирму-однодневку. При этом с околонулевой эффективностью. Это проблема, которую нужно анализировать, придавать публичности, обсуждать, привлекать внимание.

Ненормально, когда компании, готовые работать открыто и прозрачно, включаясь в реестр, попадают под бездумный пресс контрольных мероприятий. Такое отношение делает работу УЭО непривлекательной.

И ещё один аспект, который мы все не до конца осознаём. Так сложилось, что экономического оператора всегда воспринимали в основном как импортёра. Для него, импортёра, формировали набор упрощений и условий. Но в широком смысле УЭО нужен и для экспортёра, для того, чтобы развивать взаимное признание, чтобы наши экспортёры могли свои товары на рынки стран-контрагентов вывозить на более простых и приемлемых условиях. Экспорт через УЭО более привлекателен, и нельзя это упускать из вида.

Более того, УЭО могут и должны сыграть весомую роль в упорядочивании рынка экспресс-перевозок, МПО, как лица, уже заслужившие доверие со стороны таможни. Такие идеи есть, мы их продвигаем и на нашей площадке, и на международных.


 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: