Туманное будущее оперативных таможен

Довольно интересная информация проскользнула в сообществе таможенных информаторов. Касается она глобальной реорганизации правоохранительных подразделений таможенного ведомства. По некоторым сведениям, одним из следующих шагов по реорганизации таможенных органов станет ликвидация оперативных таможен. 

Разобраться (во всех смыслах) с оперативными таможнями в центральном аппарате ФТС задумывались не единожды. Учитывая же, что эта реорганизация может привести к положительным переменам, автор Телеграм-канала Злой таможенник и ПРОВЭД-МЕДИА порассуждали о том, как может повлиять на систему ликвидация оперативных таможен.

О времена романтиков!

Оперативные таможни в структуре таможенного ведомства начали создавать в конце 90-х. По замыслу создателей, специализированные таможни должны были объединить все лучшие и профессиональные силы для борьбы с таможенными правонарушениями и преступлениями в регионах, стать этаким железным кулаком, отправляющим преступность в нокаут. Оперативные таможни должны были координировать и руководить работой правоохранительных подразделений таможен региона, оказывать им методическую помощь. С тех пор в структуре таможенной службы создали восемь оперативных таможен – по одной на каждое региональное таможенное управление (РТУ).

Оперативные таможни создавались в те времена, когда в таможнях не было оперативных подразделений, и было проще создать единый специальный таможенный орган в регионе. Потом же, когда во всех таможнях появились собственные оперподразделения (ОРО, ОБКН и так далее), специализированная, но оторванная от границ таможня стала нужна только для организации процесса, став, по сути, передаточным звеном между регионами и Москвой.

А со временем стало ясно: мало того, что сотрудники ОТ занимаются в основном сбором информации, проверкой отчётов и методической работой, их сотрудников всё чаще стали замечать в коррупционных связях самых разных масштабов.

Тщетные попытки

Желая повысить эффективность оперативных таможен, в 2012 году из их структуры исключили ряд подразделений – тыловые, информационно-технического обеспечения, кадровые, отдав их полномочия РТУ. Но при этом почему-то сохранили за ОТ обязанности по госзакупками, обеспечению охраны труда и пожарной безопасности, мероприятия по гражданской обороне. В итоге ОТ нагрузили чуждыми им заботами, а вопросы, которые оперативникам сподручнее и правильнее было бы решать самим, забюрократизировали.

«Проведение организационно-штатных мероприятий оказало негативное влияние на эффективность оперативно-служебной деятельности оперативных таможен», — резюмирует ГУБК спустя шесть лет.

В 2013 же году о ликвидации оперативных таможен заговорили серьёзно. Тогда многие из системы говорили, что ОТ только создают «административный дисбаланс и являются рассадником коррупции». Их исчезновения ждали «со дня на день», но оперативные таможни себя отстояли. По словам разных источников, обошлось им это «дорого», что бы это ни значило.

В 2015 году руководитель ФТС Андрей Бельянинов всё же принял решение о преобразовании оперативных таможен в аналогичные службы в составе РТУ — подразделению по борьбе с контрабандой и подразделению таможенных расследований и дознания получили подготовить предложения по структуре вновь создаваемой службы.

Но сами ОТ в очередной раз такому решению воспротивились. Центральная оперативная таможня (ЦОТ), например, согласилась пойти на сокращения, на частичную реорганизацию и даже на передачу некоторых функций ЦТУ и правоохранительным блокам таможен, но никак не на самоликвидацию. Как минимум, не сразу. В оперативной же таможне Северо-Запада тогда говорили, что даже в случае ликвидации ОТ, с их переподчинением РТУ в правоохранительной деятельности ведомства мало что изменится, а главная цель мероприятий – оптимизация административных расходов и сокращение штата.

В итоге в ФТС подготовили таки проект структуры правоохранительного блока РТУ, который предусматривал создание двух служб: противодействия таможенным правонарушениям, подчинённую ГУБК, и таможенных расследований и дознания, подчинённую Управлению таможенных расследований и дознания (УТРД).

Более того, ФТС даже издала приказ от 10 июня 2015 года № 1136, исключив оперативные таможни из системы как самостоятельный таможенный орган. Вместо них ведомство в структуре РТУ предусмотрело те самые службы, которые фактически созданы не были. В результате сложилась парадоксальная ситуация: типовую штатную структуру ОТ ни один нормативный акт не регламентировал.

В 2018 году к проблеме оперативных таможен вернулись вновь. ГУБК, заявив, что «существующая структура на деле мешает не только оперативно-розыскной деятельности, но и борьбе с коррупцией в рядах таможенников», предложило руководству три варианта развития событий:

— вернуть ОТ кадровые, тыловые, правовые и IT-подразделения,

— выделить ОТ из состава РТУ и подчинить их напрямую ГУБК,

— выделить правоохранительные подразделения таможен РТУ в отдельную вертикаль в рамках ОТ.

Но Анатолий Серышев, который поручил проработать варианты реорганизации, вскоре покинул пост зама по правоохранительной деятельности ФТС, а с его уходом, видимо, растворились в воздухе и некоторые инициативы.

Идеи: иногда они возвращаются

И вот спустя почти год инсайдеры вновь заговорили о том, что руководитель ФТС «оценивает уровень коррупции в оперативных таможнях как весьма высокий». Видимо, руководитель ФТС владеет ситуацией, что не может не радовать. А из жизненного опыта мы знаем, что для спасения организма иногда приходиться проводить тяжёлые и болезненные хирургические операции. К таковым, в том числе, можно отнести и операцию по упразднению оперативных таможен.

Вместе с тем, понятно, что оставлять без надзора правоохранительные подразделения таможен нельзя, а потому возвращение к идее создания службы противодействия таможенным правонарушениям и службы таможенных расследований и дознания могло бы стать рабочим вариантом. Да, не исключено, что многие подразделения при этом пойдут «под нож», но это сэкономит средства на содержание подразделений, функции которых зачастую дублируются, сильно затрудняя общее дело. Если в самих ОТ существует профессиональная конкуренция между подразделениями, то стоит ли говорить о таможенниках «на земле», у которых, словно в американских фильмах, перехватывают дела «более серьёзные мужчины»? («Теперь этим делом занимается оперативная таможня!!!»)

Если вновь созданные службы вольются в состав РТУ, это увеличит манёвренность правоохраны и обеспечит оперативное решения задач. Кроме того, внутри одного таможенного органа гораздо проще искать точки соприкосновения, тогда как взаимопонимание между РТУ и ОТ достичь не всегда легко. Ликвидация ОТ может и снизить «статусность» и «особую важность» некоторых подразделений, а это серьёзный шаг на пути к искоренению инфраструктуры для коррупции.

Конечно, нельзя утверждать, что упразднение ОТ – это вакцина от коррупционных соблазнов, и это не решит даже львиной доли проблем, сложившихся в таможенной правоохране. Очевидно, что пересечение интересов подразделений ОТ с интересами аналогичных отделов таможен, бюрократические круги таможенного ада, конкуренция за источники незаконного обогащения, останутся. Но их уровень может заметно снизиться, а это уже своего рода победа. 

Упразднение оперативных таможен, возможно, поспособствует и оптимизации системы, и снижению нагрузки на бизнес, который не перестаёт стенать о своём чудовищном положении. Но не стоит упускать из внимания, что такая кардинальная реорганизация таможенной правоохраны может так и не воплотиться в жизнь, поскольку предыдущие попытки так и не вышли за пределы кабинетов идейных реформаторов.

В любом случае, реформирование таможенной системы с созданием центров электронного декларирования, электронных таможен и постов фактического контроля не может не повлечь за собой перестройку правоохраны – её в любом случае придётся как-то «синхронизировать» со всеми реорганизационными процессами.

Фото: Галина Рожко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: