Зачем российским металлургам свободная торговля с Турцией?

Зона свободной торговли с Турцией, создать которую предложили российские металлурги, недовольные торговыми ограничениями и антидемпинговым расследованием Анкары, может навредить другим отраслям экономики РФ и курсу на импортозамещение.

Стальные аргументы

Россия ежегодно поставляет в Турцию 7-9 млн. тонн металлов (в основном чёрных, используемых при изготовлении стали и чугуна) и металлопродукции на сумму свыше $4 млрд. Эта группа товаров — третья по значимости в торговле с республикой. На неё приходится 21% экспорта из РФ. По данным ассоциации «Русская сталь», представляющей крупнейших игроков металлургического рынка, доля России в турецком металлургическом импорте — 40%. На российском же рынке Турция занимает скромное место, поставив в 2018 году 94,4 тыс. тонн продукции на $282 млн.

Турция — пятая в рейтинге ведущих торговых партнёров России в сфере несырьевого неэнергетического экспорта, увеличение которого объявлено одной из национальных целей РФ до 2024 года. Однако торговая война, спровоцированная решением Трампа ввести заградительные пошлины на импортные сталь и алюминий, угрожает позициям российских металлургов, в том числе — на турецком рынке.

Хотя потери от повышения США ввозных тарифов на сталь до 25% и алюминий — до 10% не критичны для российской отрасли, решение запустило цепную реакцию протекционистских мер по всему миру. Опасаясь наводнения еврозоны металлами, больше не импортируемыми в США, ЕС ввёл квоты на эту продукцию, по исчерпании которых импорт облагается тарифами, аналогичными американским. Ограничения ударили по крупнейшим поставщикам стали в Европу, в том числе —Турции (в отношении России антидемпинговые пошлины на европейском рынке действуют с 2016 года).

«Русская сталь» просит о мире

В августе, на фоне конфликта с турецким руководством из-за ареста американского пастора Эндрю Брансона, Вашингтон вдвое повысил ввозные пошлины на турецкие сталь и алюминий — до 50 и 20% соответственно, что равнозначно потерям $260 млн. в год. В ответ в октябре 2018 года Турция ограничила импорт американских товаров, а также ввела квоты на ввоз стального проката, труб, нержавеющей стали и рельсов, чтобы поддержать местных производителей. 

В апреле 2018 года Турция начала защитное расследование в отношении импортной стали, чтобы определить, наносит ли её ввоз и реализация ущерб местным производителям. Расследование беспокоит российские компании, работающие на турецком рынке — НЛМК, ММК, «Северсталь», «Металлоинвест». 8 апреля, выступая на встрече Путина с Эрдоганом, гендиректор «Металлоинвеста» убеждал турецкую сторону в необходимости прекратить расследование и создать между странами зону свободной торговли.

По данным статистики, в ноябре 2018 года (после введения Турцией квот) импорт российской металлургии в Турцию был на 35% меньше в денежном выражении, чем годом ранее; в декабре — на 31%, январе 2019 — на 38%, феврале — на 14%. По итогам 2018 года экспортная выручка российских металлургов в Турции была на 13% меньше, чем годом ранее. По оценке Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), за 2018 год потери РФ вследствие турецких торговых барьеров составили $713 млн, 95% из которых пришлось на экспорт стального проката.

Чтобы изменить ситуацию, «Русская сталь» предлагает России и Турции заключить торговое соглашение, дающее привилегии во взаимной торговле. Проект отвечает тренду на сближение Москвы и Анкары, развивающееся на фоне всё более резкой критики в адрес Эрдогана со стороны США и ЕС из-за нарушений прав человека. Переговоры о вступлении Турции в ЕС остановлены летом 2018 года. Охлаждение отношений поставило под вопрос и обновление таможенного союза Турции с ЕС. Диалог о торговых преференциях с Москвой может стать для Анкары аргументом в дискуссии с Западом. 

Угроза импортозамещению

Выгодная металлургам либерализация российско-турецкой торговли может повредить другим отраслям экономики, в первую очередь — агросектору. После того, как турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик в Сирии, Россия с 1 января 2016 года ввела против Турции продуктовое эмбарго. Впрочем, уже летом того же года оно было ослаблено, а в июне 2017 — формально отменено.

Исключением стала одна из важнейших статей турецкого агроимпорта — томаты, ввоз которых в РФ квотировали, а ввозить разрешили лишь двадцати компаниям. С мая 2018 года Минсельхоз позволил ввозить томаты всем турецким производителям, но оставил в силе весовые ограничения, причём об отмене квот речь пока не идёт. Несмотря на это, турецкий агроимпорт хоть и не достиг докризисного уровня, но, по данным Ассоциации экспортёров свежих фруктов и овощей Эгейского региона Турции, в январе-марте 2019 года экспорт томатов в РФ вырос на 411% по сравнению с первым кварталом 2018 года. 

Кроме того, Турция — крупнейший в Европе производитель автомобилей и автокомплектующих. Объём турецкого автоэкспорта составил в 2018 году $12,4 млрд. Согласно статистике, импорт транспортных средств из Турции в РФ достигал $1,18 млрд в 2013 году, а в 2017-2018 не превышал $500 млн. Россия экспортировала в Турцию транспортных средств на $142 млн в 2017 и $51,4 млн в 2018 году. Меры против турецкого импорта в 2015-м стали болезненными для российского автопрома, зависимого от турецких компонентов, но соответствовали курсу российских властей на локализацию автопроизводства внутри страны. Свободная торговля с Турцией может подорвать результаты этих усилий.

Канал для «санкционки»

Другой риск, связанный с созданием российско-турецкой ЗСТ — превращение Турции в перевалочный пункт для санкционных продуктов. В конце марта Россельхознадзор запретил ввозить якобы турецкие яблоки через Беларусь, поскольку белорусская сторона не смогла подтвердить происхождение фруктов. Ранее в Минэкономразвития делились опасениями, что снятие продуктового эмбарго с Турции станет угрозой санкционному режиму.

Представляя свой проект президенту, «Русская сталь» оговорилась, что при создании беспошлинной зоны необходимо предусмотреть возможность товарных изъятий и переходных периодов, чтобы учесть интересы отраслей, не поддерживающих эту идею. Но достичь компромисса, приемлемого для всех, будет непросто, учитывая экономические и геополитические интересы сторон. Видимо, этим и объясняется сдержанная реакция Владимира Путина, который, по словам Дмитрия Пескова, «принял к сведению» предложение металлургов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: