Таможенный гоголь-моголь: в споре с таможней камнем преткновения стали неоплодотворённые яйца

В 2016 году ЗАО «Куриное Царство-Брянск» в рамках контракта с немецкой компанией беспошлинно ввезло в Россию 260 тысяч 280 оплодотворённых куриных яиц. Впоследствии оказалось, что не из всех яиц вылупились цыплята, а значит — таможню ввели в заблуждение. Брянская таможня, вскрыв сей неприятный факт, призвала к ответу не только импортёра, но и таможенного представителя, который не сообщил таможенному органу, что в части яиц формирование зародыша не произошло, — ему в вину  поставили бездействие после выпуска товаров. О том, можно ли избежать наказания, не разбив яйца, в материале ПРОВЭД-МЕДИА.

Ждали цыплят

ООО «Генеральная Сюрвейерская Компания», которое занималось таможенным оформлением живого груза, в импортной декларации указало код товара в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД ЕАЭС) 0407 11 000 0, для которого ставка ввозной таможенной пошлины – 0 %. Но спустя два года Брянская таможня провела в отношении импортёра выездную таможенную проверку, которая дала неожиданные результаты: оказалось, 43 тысячи цыплят из ввезённых яиц не вывелись, а значит, не вся товарная партия попадала под заявленный код ТН ВЭД.

По итогам проверки таможня приняла решение о классификации невылупившихся яиц в товарной подсубпозиции 0407 21 000 0 («яйца свежие прочие: кур домашних»). И так как этому коду соответствует ставка ввозной таможенной пошлины 15%, то сумма таможенных платежей, подлежащих доплате, составила 101 тыс. рублей – деньги в полном объёме списали с единого лицевого счёта (ЕЛС) ЗАО «Куриное Царство-Брянск» и инициировали административное производство.

Виновны все!

Но этого таможенникам оказалось недостаточно: поскольку для части товаров код изменился, таможня расценила действия таможенного представителя  как «заявление недостоверных сведений о классификационном коде, сопряжённое с указанием неполных и недостоверных сведений о свойствах и характеристиках товара» и возбудила дело по признакам ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ. Таможня настаивает: таможенный представитель после инкубации яиц должен был внести в декларацию на товары (ДТ) изменения, заявив невылупившиеся яйца как свежие и уплатив таможенную пошлину за эту часть партии.

Представители компании с такими выводами не согласны категорически: после инкубации назвать яйца свежими нельзя ни под каким предлогом — таковыми они были в момент декларирования, но и в этом случае нужно было подтвердить их неоплодотворённость.

Тем не менее Советский районный суд Брянска признал таможенного представителя виновным и назначил наказание в виде административного штрафа в размере 50 тыс. руб., вменив «непринятие мер для дополнительной проверки достоверности сведений о товарах, указанных в таможенной декларации и необращение в таможенный орган с заявлением о внесении изменений в ДТ».

Разбить нельзя, овоскопировать?

Таможенный представитель с обвинением не согласился и направил жалобу в Брянский областной суд: общество не могло знать о том, что в поставке содержатся неоплодотворённые яйца. Все документы, по которым осуществлялось декларирование, представил импортёр: в контракте, инвойсе, сертификатах, экспортной ДТ и в других документах товар значится как «оплодотворённые яйца кур домашних». А чтобы фактически проверить оплодотворённость яйца, есть два способа: разбить его или просветить через овоскоп.

Так как разбитые яйца непригодны для дальнейшей инкубации, остаётся лишь второй способ – овоскопирование. Овоскопов в зоне таможенного контроля, где находился товар, не было, да и просветить каждое из 260 тысяч яиц было бы вряд ли возможно.

В любом случае, для овоскопирования потребовалось бы вскрытие контейнера, а декларант дал таможенному представителю строгое указание: никаких действий, нарушающих температурный режим хранения и транспортировки яиц, не проводить. Подобная проверка неизбежно привела бы к порче ценного груза. При этом у таможенного представителя была вся необходимая для декларирования информация – непротиворечивая и согласующаяся между собой в части описания товара, а технической и практической возможности проверить эту информацию не было.

Показатели вывода яиц регулировали правоотношения сторон контракта уже при определении размера убытков после вывода цыплят, а не в части описания товара. Всё это, по мнению компании, свидетельствовало об отсутствии достаточных оснований для возникновения сомнений относительно сведений о товаре, которые необходимо указать при его описании в ДТ и которые необходимо проверить.

Контроль за вылуплением

Брянский областной суд жалобу рассмотрел, но, несмотря на все доводы, решил: часть товара всё же задекларирована недостоверно, что привело к занижению уплаты таможенных платежей, а доводы о невозможности проведения проверки необоснованы — требование декларанта не проводить никаких действий с товаром не исключает состава вменённого правонарушения. По мнению суда, таможенный представитель, зная, что возможный процент среднего вывода яиц за месячный период поставок не должен быть менее 83%, должен был проконтролировать это постфактум, и, при наличии оснований, обратиться в таможенный орган для внесения изменений в ДТ.

Как рассказала ПРОВЭД-МЕДИА представитель Генеральной Сюрвейерской Компании, сейчас судебные дела идут по двум направлениям — разбирательство участника ВЭД с Брянской таможней по классификации товара, и спор об административной ответственности таможенного представителя за недостоверное декларирование.

Делом по классификации занимается сам декларант. Три инстанции они, увы, проиграли. Сейчас Верховный суд затребовал дело и, возможно, оно будет пересмотрено. Не факт, конечно, но знак хороший. Наше дело рассматривается кассационным судом. По мнению таможни, мы были обязан сразу заявить, сколько неоплодотворённых яиц было в грузе. При этом ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ предусматривает наказание за действие, а нам вменяют бездействие. Вся эта ситуация совершенно абсурдна, — говорит Ольга Платова.

Яйца выеденного не стоит

Позицию таможенного представителя поддерживает и генеральный директор Юридической компании «Магистраль» Марианна Чугаева. По её мнению, если по вопросу классификации ещё можно спорить, так как ситуация неоднозначная, то с привлечением таможенного представителя к административной ответственности всё как раз однозначно.

У таможенного представителя отсутствует состав административного правонарушения. Установить факт оплодотворения яиц или стадию формирования зародыша в каждом яйце из многотысячной партии в зоне таможенного контроля до подачи ДТ невозможно. Таможенный орган, понимая всю бесперспективность дела при его оспаривании в арбитраже, не стал выносить постановление самостоятельно, а, манипулируя неконкретизированными правовыми возможностями для передачи дел на рассмотрение в суд общей юрисдикции, воспользовался этим правом, — говорит Марианна Чугаева.

При этом, добавляет юрист, нужно понять, что таможенного представителя привлекают за недостоверное декларирование товаров, а это правонарушение считается оконченным с момента подачи декларации. Но вину таможенного представителя по какой-то причине таможенный орган и суд распространяют на период после окончания правонарушения. Юристы рассчитывают на то, что хотя бы кассационный суд вникнет во все обстоятельства дела и даст им справедливую правовую оценку.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: