«Особые отношения»: в конфликте Балтийской таможни и хранителей с участниками ВЭД разберётся арбитраж

В Арбитражном суде Санкт-Петербурга начались судебные слушания по искам Балтийской таможни и хранителей изъятых таможней товаров к региональному Управлению Федеральной антимонопольной службы. Заявители не согласны с решением антимонопольного ведомства, признавшего Балтийскую таможню и хранителей виновными в нарушении закона о защите конкуренции. 

Уравнение с тремя известными

Напомним, в сентябре 2019 года после многомесячного разбирательства УФАС по Санкт-Петербургу вынесло решение по спору, инициированному транспортной прокуратурой: прокуратура с подачи участников ВЭД региона обвинила Балтийскую таможню в неправомерном заключении безвозмездных договоров с хранителями изъятых по административным и уголовным делам товаров. По мнению прокуратуры, таможня не должна была заключать подобные договоры, не устанавливая чёткие тарифы на услуги хранения и игнорируя конкурсные процедуры и интересы участников ВЭД.

Антимонопольная комиссия в конечном итоге позицию прокуратуры поддержала: таможня своими действиями нарушала статью 16 Федерального закона № 135-ФЗ «О защите конкуренции». Но ни в Балтийской таможне, ни в компаниях, оказывающих услуги по хранению изъятых товаров, с решением УФАС не согласились, сочтя его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. Теперь спор придётся разрешать арбитражному суду, в котором принимают участие три заявителя (таможня и хранители — ООО «Валро» и ООО «Партнер»), два ответчика (УФАС и транспортная прокуратура) и несколько потерпевших, привлечённых к делу в качестве третьих лиц.   

Нигде не написано

На заседании, прошедшем 30 января, заявители свою позицию поддержали, настаивая на том, что нарушения антимонопольного законодательства нет, так как «нигде не написано, что такие договоры заключать нельзя«, а ведомственные акты ФТС, напротив, рекомендуют стремиться к заключению договоров на безвозмездной основе. Заявители ссылаются на то, что «действующее законодательство не содержит императивной нормы о выборе хранителя путём проведения торгов«, а в таможенных органах не существует нормативного акта, который регламентировал бы порядок выбора организаций, оказывающих услуги по хранению вещественных доказательств. Приказ же ФТС России от 29 января 2018 года № 92 допускает хранение третьими лицами изъятых товаров на возмездной основе только при отсутствии у таможенного органа возможности безвозмездного хранения. Соответственно, делают вывод истцы, оформление безвозмездных договоров в ФТС считают приоритетным. 

«Ни Балтийская таможня, ни ООО «Валро» не устанавливали административных барьеров иным лицам для доступа в сферу оказания услуг по хранению изъятых товаров. Антимонопольным органом не представлено объективных доказательств того, что ООО «Валро» поставлено в привилегированное положение перед остальными хозяйствующими субъектами. Любое лицо имело равный (не ограниченный) доступ и возможность заключить договор с таможенным органом«, — пишет представитель хранителя в своём заявлении в суд.

Представитель УФАС, в свою очередь, в суде заявил, что антимонопольное ведомство никого не принуждает заключать договоры в соответствии законом о госзакупках, а настаивает на проведении конкурсных процедур при заключении договоров.

В пример представитель УФАС привёл ситуацию с эвакуацией ГИБДД автомобилей и их хранением на частных стоянках:  для водителей Петербурга установлены единые тарифы на хранение. А также он обратил внимание на то, о чём и мы неоднократно говорили: у таможенных органов есть типовые проекты договоров, и проект договора хранения, утверждённый ФТС, возмездный. Соответственно, Балтийская таможня уходит от типового проекта, который разработало и рекомендовало к применению ФТС, — рассказал ПРОВЭД-МЕДИА юрист компании «Магистраль», представляющей одну из компаний, понёсших убытки от действий таможни.

Особые отношения

Но истцы уверены: УФАС не представил доказательств совершения Балтийской таможней и хранителями согласованных действий, цель которых — «ограничение конкуренции, создание преимуществ и дискриминации» на этом рынке услуг. А по мнению Балтийской таможни, и вовсе «потерпевшие должны не с таможней отношения выяснять, а решать свои проблемы непосредственно с хранителями».

Более того, посетовал представитель таможни, у участников ВЭД слишком много инструментов защиты — прокуратура, суд и прочие инстанции, которыми они начали активно пользоваться, что ставит таможенные органы в неравное с ними положение и вынуждает отбиваться от несправедливых нападок. 

Самым неожиданным на заседании 30 января стало заявление представителя ООО «Валро», который заверил всех присутствующих, что «даже если бы был возмездный договор на контрактной основе, для Балтийской таможни мы бы сделали отдельные тарифы, так как сами определяем свою тарифную политику и тарифные ставки«. Юристы это заявление даже не стали комментировать, а судья, дабы разобраться во всех хитросплетениях спора, перенесла рассмотрение дела на 12 марта.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: