Транспортные вычеты: таможня дала — таможня забрала

Уже больше года участники ВЭД сталкиваются с «повышенной требовательностью» таможенных органов при подтверждении обоснованности предоставления транспортных вычетов. Ранее отношение таможенников к подтверждению вычетов было лояльнее и, уверены предприниматели, справедливее.

Маловато будет

Соглашение об определении таможенной стоимости товаров, которое действовало до 1 января 2018 года, а также нормы Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (ТК ЕАЭС) позволяют не включать в таможенную стоимость ввозимых товаров расходы по их перевозке, если такая перевозка совершена уже после прибытия товаров на таможенную территорию ЕАЭС.

Транспортный вычет может быть предоставлен таможней на основании документально подтверждённого заявления декларанта при условии выделения расходов на транспортировку из фактической цены товара. Ранее для обоснования вычета было достаточно представить в таможню  информацию о транспортных тарифах, но в прошлом году требования ужесточили.

«Документальным подтверждением величины заявленных к вычету из структуры таможенной стоимости расходов по перевозке товаров являются договор по перевозке (транспортной экспедиции), погрузке, разгрузке или перегрузке товаров, счёт-фактура (инвойс) за перевозку, погрузку, разгрузку или перегрузку товаров, банковские документы или документы (информация) о транспортных тарифах или бухгалтерские документы, отражающие стоимость перевозки (если перевозка товара осуществлялась собственным транспортом декларанта)», — говорится в одном из писем Центрального таможенного управления (ЦТУ).

Неделовой подход

По сути таможенники требуют от декларантов представления полного перечня документов, указанного в Решении Комиссии Таможенного союза № 376 «О порядках декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров», не учитывая ни характер международной сделки, ни условия поставки по Инкотермс. Но у импортёра всех этих документов может не быть в силу, например, режима коммерческой тайны либо обычаев делового оборота.

Суды в своих решениях тоже не раз отмечали, что «обязанность представления документов для подтверждения структуры заявленной таможенной стоимости может быть возложена на декларанта только в отношении тех документов, которыми тот обладает либо должен располагать в силу закона или обычаев делового оборота».

Кроме того, декларант имеет право предоставить в таможню доказательства сделки, на основании которой ввезён товар, в любой не противоречащей закону форме. Речь, в том числе, идёт коммерческом инвойсе, информационном письме от продавца, прайс-листе, раскрывающем структуру формирования таможенной стоимости, а также договоре купли-продажи.

К сожалению, региональные таможенные органы игнорируют пояснения участников ВЭД, в которых они в свободной форме заявляют о невозможности предоставить те или иные документы, заключённые между третьими лицами, а документы о транспортных тарифах таможенники признают недействительными, — рассказал Альберт Томашпольский, руководитель отдела по взаимодействию с органами государственной власти ООО «Нестле Россия», на ежегодной конференции «Таможня и бизнес: от сотрудничества к партнёрству».

По его словам, предусмотренные нормами ЕАЭС пояснения декларанта об объективной невозможности предоставить тот или иной документ воспринимаются таможенниками «негативно и как повод принимать отрицательное решение по заявленным вычетам».

Всё, что дали, забрали 

Год назад региональные таможенные управления и подчинённые им таможенные органы инициировали массовые камеральные проверки участников ВЭД за период с 2015 по 2018 года на предмет выявления случаев необоснованного предоставления транспортных вычетов.

Так, например, по данным Центрального таможенного управления, которое в 2018 году проанализировало поданные с 1 июля 2015 года заявления на получение транспортных вычетов, их общая сумма составила почти 5 млрд руб. И почти по всем этим вычетам, решили в ЦТУ, «декларанты не представили достаточного документального подтверждения». В документе ЦТУ (есть в распоряжении ПРОВЭД-МЕДИА) речь идёт о более чем 35 тысячах деклараций на товары (ДТ), оформленных таможнями региона.

По итогам проверок декларантам отказывали в ранее предоставленных вычетах и, заявляя о необоснованности их предоставления, корректировали таможенную стоимость товаров. Так, например, ЦТУ выявило более 20 тысяч ДТ с транспортными вычетами на сумму 2,5 млрд руб., в которых ни один из транспортных документов не был заявлен. По мнению ЦТУ, «это указывает на тот факт, что сведения о расходах по перевозке товаров, осуществляемой после прибытия на территорию ЕАЭС, декларантом документально не подтверждены, не обоснованы и не подлежали вычету из структуры таможенной стоимости ввозимых товаров«. Только по этим декларациям сумма доначислений могла составить более 600 млн рублей.

Под таможенный допконтроль тогда попали такие крупные компании-импортёры, как Нестле Россия, Ферреро Руссия, Оптима-Финанс, Проктер энд Гэмбл, Шелл Нефть и другие. Но речь не только о многомиллионных доначислениях задним числом, но и о том, что, по убеждению предпринимателей, позиция таможни противоречит и международному законодательству, и обычаям делового оборота. Более того, ситуация парадоксальным образом демонстрирует абсолютный и повсеместный непрофессионализм самих таможенников.

С 2015 по 2018 годы проверили [после выпуска] не одну сотню таможенных операций, где таможенная стоимость была принята [при декларировании]. Вероятность того, что во всех случаях таможенные инспекторы были настолько не профессиональны, что приняли неподтверждённую таможенную стоимость, — близка к нулю, на мой взгляд, — сказал Альберт Томашпольский.

Кто поставит точку?

Известно, что Минфин, отвечая на запрос Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ), встал на сторону импортёров и направил в ФТС свои рекомендации по этому вопросу. Однако, по словам участников ВЭД, таможни не учитывают рекомендации Минфина и по формальным основаниям отказывают декларантам в предоставлении транспортных вычетов.

Бизнес идёт сейчас по пути ведомственных обжалований. Да, это не лучший, а вынужденный шаг со стороны бизнеса, осложняющий нашу повседневную работу, но мы уверены в своей правоте и будем стремиться поставить точку в этом вопросе, — заключил Томашпольский.

Однако в ФТС отрицают не только игнорирование таможенниками рекомендаций Минфина, но и факт массовых доначислений после выпуска деклараций: по словам заместителя начальника Управления контроля таможенных рисков ФТС России Александра Гуськова, львиная доля платежей довзыскивается на этапе декларирования.

Можно подумать, что все таможенные органы игнорируют письмо, доведённое до нас курирующим министерством. Конечно же, это не так. А из всех корректировок таможенной стоимости [доначисления] по транспортным вычетам составляют весьма низкую сумму денег. Возможно, если мы берём сегмент только по вычетам, эта доля на этапе контроля после выпуска увеличивается, но вопрос очень большой. Мы обязательно вместе с вами поставим точку, — заявил Александр Гуськов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: