В Петербурге завершилось судебное следствие по уголовному делу в отношении «международного полицейского» — совладельца логистической компании

Московский районный суд Санкт-Петербурга завершил судебное следствие и прения по уголовному делу, подсудимым по которому проходит совладелец логистической компании ООО «Ди энд Эй Логистика» Дмитрий Сбруев, ставший известным в СМИ как «международный полицейский». В 2013 году он и второй совладелец фирмы Андрей Герцен договорились о разделе весьма прибыльного таможенно-логистического бизнеса. Но что-то, очевидно, пошло не так – Герцен инициировал уголовное преследование в отношении партнёра и бывшего друга, объявив себя пострадавшей стороной.

Версия обвинения

По версии обвинения, совладелец и генеральный директор ООО «Ди энд Эй Логистика» Дмитрий Сбруев фиктивно продал фирме-однодневке ООО «Стратегия» несколько десятков транспортных средств, принадлежащих компании. «В результате мошеннических действий Сбруев совершил хищение транспортных средств общей стоимостью не менее 59 млн рублей, чем причинил имущественный вред Обществу и его участникам», — уверяло обвинение.

Сбруевым заключены заведомо невыгодные сделки, выведены активы, компания доведена до вынужденного банкротства, — заявил в судебном заседании адвокат Герцена Андрей Комиссаров.

Прокурор предложила признать Дмитрия Сбруева виновным и назначить наказание – два года условно с двухлетним испытательным сроком. От примирения в суде, о котором просила судья Татьяна Трегулова, Герцен категорически отказался.

Версия защиты

Это уголовное дело длится уже около двух лет – сперва Сбруеву вменяли в вину мошенничество в особо крупном размере, затем дело переквалифицировали на другую, более мягкую уголовную статью «Злоупотребление полномочиями», но посидеть в СИЗО он успел. Сам Дмитрий Сбруев все обвинения отрицает, более того, утверждает прямо противоположное – его действия были законными, а истинной причиной конфликта, затянувшегося на долгие годы и странным образом вылившегося в уголовное преследование, стал фактически рейдерский захват бизнеса его экс-партнёром Андреем Герценом.

По версии защиты, за всё это время обвинение так и не смогло доказать вину Сбруева – представить ту совокупность доказательств, которая однозначно свидетельствовала бы в пользу версии следствия. Более того, ключевое доказательство по делу – Протокол общего собрания ООО «Ди энд эй Логистика» об одобрении крупной сделки (то есть продажи тех самых транспортных средств), якобы подписанный Сбруевым и Герценым в связи с разделом бизнеса, – свидетельствует как раз об обратном. По мнению Сбруева, фирма-однодневка, которой продали машины, аффилирована с Герценом.

Транспорт продан во исполнение протокола о разделе бизнеса. На отчуждение был протокол об одобрении крупной сделки. «Стратегия» — фирма брата Герцена – не выплатила всю сумму за машины, которые проданы с отсрочкой оплаты 180 дней. Оплатили всего около 5 млн рублей, а задолженность в 36 млн. рублей взыскана мной же — я обратился к приставам и получил исполнительный лист. У нас бизнес 50/50, мы равноправные партнёры, и подпись на протоколе Герцена, а в тюрьме должен сидеть я. Пока я был в СИЗО, меня хотели из компании выкинуть. У меня всеми силами хотят забрать и бизнес, и транспорт, и деньги, и свободу, — сказал в беседе с ПРОВЭД-МЕДИА Сбруев.

Версия экспертная

Доказывая свою невиновность, Сбруев предъявил в суде и заверенную нотариусом копию электронного письма, отправленного, с его слов, Герценым, – в этом письме есть волеизъявление последнего о продаже транспортных средств и разделе бизнеса. Герцен, разумеется, подписание крайне неудобного для него документа категорически отрицает, как и подлинность электронного письма.

Сбруев постоянно фальсифицирует всё в промышленных масштабах, — заявил Комиссаров.

Тем не менее, выступившая в суде эксперт Евгения Ветрова, проводившая почерковедческое исследование, подтвердила: подпись на Протоколе подлинная и соответствует образцам подписей на копиях документов (в том числе, паспорта на имя А.В. Герцена и доверенностей от имени А.В. Герцена), которые ей представили при заказе экспертизы. К слову, эксперты, ранее проводившие в рамках следствия аналогичное исследование, подлинность подписи Герцена однозначно подтвердить не смогли. В распоряжении этих экспертов, однако, была лишь копия Протокола.

Эксперту [Ветровой] предоставили не просто закорючки, а ещё и копию паспорта Герцена, и текст доверенностей, где помимо закорючек рукой написаны имя, фамилия, отчество. На прошлом заседании был допрос трёх экспертов [исследовавших подлинность подписи на Протоколе] и один из экспертов сказала, что если бы у неё были ещё и доверенности, а не просто закорючки, то она сделала бы другие выводы, — заявила адвокат Сбруева Марина Янина.

За кем последнее слово?

На заседании 3 июня — последнем перед вынесением приговора — адвокат пострадавшей стороны буквально закидал суд ходатайствами: складывалось впечатление, что ему и Герцену крайне выгодно затягивание дела всеми доступными способами.

Моё предположение, что они специально затягивают, чтобы Вы ушли в отставку [не закончив это дело], и дело принял другой судья, и всё началось бы заново. Видимо, позиция обвинения плохая, раз требуют то одно принести, то другое спустя год, — сказала Марина Янина, обращаясь к судье.

В результате судья отклонила практически все ходатайства, заявленные адвокатом Герцена, так как они «не имеют отношения к делу и необоснованно затягивают процесс». В ответ адвокат Комиссаров обвинил суд в нарушении принципа состязательности сторон.

Всё, что у нас остаётся, – слово Сбруева против слова Герцена и больше ни-че-го! Однозначных доказательств, что Сбруев злоупотребил своими полномочиями, нет, а все сомнения должны трактоваться в пользу подсудимого, — подытожила судебные прения Янина, попросив оправдать своего подзащитного.

По сути, считает сторона защиты, с самого начала этой истории уголовно-правовые методы использовались как давление ради разрешения корпоративного конфликта, который следовало бы разрешать в арбитраже, а не в уголовно-процессуальном порядке. Сбруев же убеждён, что дело носит явно «заказной» характер. С чьей позицией согласится судья и какое решение примет, станет известно 14 июня – после того, как последнее слово скажет подсудимый. Сам Дмитрий Сбруев уверен, что, если вопрос будет решаться в правовом поле, у него есть все шансы быть оправданным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: