Минздрав собирается ввозить каннабис для исследований

Минздрав хочет ввозить в Россию гашиш, марихуану и гашишное масло для исследования их «наркоманического потенциала». Об этом сказано в опубликованном на днях проекте постановления правительства.


Оборот и медицинское применение каннабиноидов в России запрещены. Однако в мире отношение к ним меняется. Вопрос об использовании каннабиса и его производных активно обсуждается Всемирной организацией здравоохранения и другими международными структурами.

Медицинские препараты на основе конопли легальны в Австрии, Германии, Франции, США, Канаде и других странах — отмечается в пояснительной записке к документу. Стимулом к легализации марихуаны и родственных ей веществ в качестве обезболивающего может стать законопроект о паллиативной помощи, одобренный Думой в первом чтении 16 января 2019 года. Он позволит неизлечимо больным людям получать наркотики в качестве обезболивающего не только в стационаре, но и на дому.

Минздрав предлагает ежегодно закупать за рубежом до трёхсот граммов гашиша и тетрагидроканнабинола, до 1,1 кило марихуаны и пятидесяти граммов гашишного масла для исследований на базе ФГУП «Московский эндокринный завод», которое уже производит обезболивающие на основе опиума.

Опрошенные нами эксперты воспринимают инициативу с долей недоумения. Неясно, зачем нужны новые исследования, если технологии производства лекарств на основе каннабиса хорошо известны, а сами эти лекарства можно недорого купить за рубежом. Возможно, речь идёт о масштабном проекте импортозамещения в сфере производства медицинских наркотиков. С другой стороны, некоторое смягчение наркополитики может избавить от страха врачей, применяющих наркотики для обезболивания.


   Александр Семёнов, совладелец завода «Активный компонент»

— Речь о жёстко регламентированном ввозе этих продуктов для экспериментов по созданию лекарств: анальгетиков и нейролептиков, используемых при депрессивных состояниях. Думаю, это связано с мировыми тенденциями. Сегодня многие страны легализуют продажу марихуаны в медикаментозных целях. Акции компаний, производящих каннабис, торгуются на бирже.

Другой причиной может быть то, что в последнее время Россия столкнулась с прекращением поставок субстанций для производства опиоидных анальгетиков из Великобритании и США. Формально ограничения объясняют санкциями, но, на мой взгляд, это связано с недобросовестной конкуренцией. Насколько мне известно, существует программа по созданию вертикально интегрированной структуры, которая позволит воссоздать бизнес-процесс, начиная от выращивания сырья для опиоидных анальгетиков и заканчивая производством лекарственных препаратов (в апреле прошлого года ФГУП «МЭЗ» объявил о планах по производству опиоидного обезболивающего для онкобольных на основе российского сырья — прим. авт.).


 Семён Гальперин, президент Лиги защиты врачей

— Ввозить наркотики планируется не в промышленных масштабах, а для научных исследований. Видимо, речь о тех видах наркосодержащих растений, которые отсутствуют в стране. Не думаю, что научные разработки в этой области что-то изменят. Лучше не создавать собственные препараты, а заимствовать хорошо известные зарубежные технологии. Если качество сложных препаратов разнится между европейскими и американскими, с одной стороны, и индийскими — с другой, то наркотические анальгетики можно брать любого производства.

Острее стоит вопрос о разрешении применения наркотиков внутри страны. В предыдущие годы было много арестов медработников, обвинявшихся в нарушении правил оборота наркотиков. За последние два года давление несколько ослабло, но, может быть, волна пойдёт снова. Можно только гадать, чем будет заниматься новый отдел по расследованию врачебных преступлений, созданный в составе Следственного комитета.


  Александр Саверский, президент Лиги защитников пациентов

— Конечно, возможности медприменения конопли надо исследовать с научной точки зрения, а не подозревать всё общество в наркомании. Конопляную кашу ели ещё на Руси. У нас же коноплю сперва признали наркотиком и уничтожили, а теперь решили ввозить из-за границы.

По закону отсутствие обезболивания — серьёзное правонарушение, а иногда и преступление, но на практике, если за хранение и применение наркотиков следует уголовное наказание, то за их неприменение его практически не бывает. Ни в одном деле, например, о самоубийствах онкобольных, вопрос об отсутствии обезболивания не изучался. Для врачей страх наказания за применения наркотиков превышает страх привлечения к ответственности из-за их неприменения.

Нужна отмашка со стороны Следственного комитета, чтобы к врачам при исполнении профессиональных обязанностей нормы о применении и распространении наркотиков не применялись. Возможно, должна быть сделана оговорка в Уголовном кодексе. С другой стороны, должна быть усилена ответственность врачей за неприменение обезболивания.

Фото: pixabay.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: