«Мясной» риск ФТС — многомиллионные убытки импортёров и беспрецедентные перебои в поставках продукции

Вчера, 2 апреля, в Калининградской ТПП состоялась встреча участников ВЭД с представителями Калининградской областной таможни (КОТ). Поводом для встречи стала беспрецедентная ситуация, которая привела к многомиллионным убыткам импортёров мяса и катастрофическим перебоям в поставках мясной продукции.

Обсуждение было эмоциональным, а местами резким. Впрочем, на наш взгляд, — резким недостаточно, если учесть то вопиющее безобразие, с которым столкнулись бизнесмены. Забегая вперёд: профиль риска скорректировали, и теперь он будет «срабатывать» в десять раз реже.

Риск ФТС — кость в горле

О том, что калининградские таможенники устроили практически коллапс для местных импортёров мясной продукции, ПРОВЭД-МЕДИА писал на прошлой неделе – мясосырьё определённых товарных позиций, поступающее в регион из-за рубежа, стали подвергать лабораторным анализам.

Цель проверок – выявление во ввозимом мясе костей, так как под таможенную процедуру свободной таможенной зоны можно ввозить только бескостное мясо. А основанием для проведения масштабных контрольных мероприятий стал профиль риска, актуализированный Федеральной таможенной службой (ФТС России).  

Повинный в мартовском коллапсе профиль риска существует с октября 2018 года, но массовые атаки на импортёров мяса в Калининграде начались отчего-то лишь 10 марта 2019-го.

Если ФТС видит, что риск есть, но таможня не проводит по этому риску контроль, то возникают претензии. В итоге деятельность Калининградской областной таможни приводится к остановке и даётся команда о проведении контроля. Это контроль над нами. Из-за этого всё и произошло, — объяснил участникам ВЭД начальник КОТ Сергей Абросимов.

Это «объяснение» действительно «объяснило» всё, включая полную несогласованность в таможенной иерархии и очевидное непонимание «верхами» проблем и специфики региона. Всё, за исключением одного: почему за непрофессионализм и безответственность таможенников должны отвечать добросовестные бизнесмены. О каких пресловутых «шагах навстречу» может идти речь в таких условиях – рассуждать, наверное, бессмысленно.   

КОТ держит руку на пульсе

У нас четыре контейнера с бескостной свининой зашло в Калининградский морской порт 15, 18 и 23 марта. И все встали. Причём два контейнера по одному контракту один производитель. И ещё два таких же. Три худо-бедно мы вывезли с огромными накладными расходами, а один до сих пор стоит —  экспертизы нет. На четырёх контейнерах больше полумиллиона убытков. Сегодня мы вывозим контейнер, который стоял с 15 марта. По нему 250 тысяч дополнительных расходов — демередж и хранение. Плюс вынуждены перекупать сырьё за большие деньги. Встала торговля и производство. Мы несём колоссальные убытки, пытаемся выбить скидки у линии, порта, но безуспешно. Это отражается на себестоимости. Говорили, что будут брать пробу на один контракт, но по факту совсем другое, — возмущается представитель компании-импортёра.

Мы более десяти лет ввозимых бескостное мясо и сырьё и такая ситуация впервые. 12 марта во вторник подали декларацию, 14 марта во второй половине дня принято таможней решение отправить на экспертизу, и только после обеда 15 марта досмотровая группа на посту дала бумагу, что необходимо отбираться. Пятница сокращённый день, суббота и воскресенье лаборатория не работает и не принимает образцы, в понедельник полдня все были на совещании, пробы отобрали во второй половине дня 22 марта, и только в пятницу 29 марта вечером после обеда мы получили результаты экспертизы. Контейнер стоит две с половиной недели в порту – 245 тысяч демередж и хранение. Это деньги, идущие иностранным линиям!  Это деньги, которые мы из своего кармана отдаём иностранцам! – не менее эмоционально рассказывает другой бизнесмен.

Однако руководство КОТ пытается сохранять спокойствие и невозмутимость, убеждая бизнес, что «держит руку на пульсе». По словам Сергея Абросимова, практически сразу же после возникновения проблемы таможня приняла решение оперативно проработать риск. Начальник областной таможни успокоил предпринимателей:

«Мы сделали предложение по снижению рисковых ситуаций, когда он срабатывает и приходится брать пробы, направили в ФТС. 29 марта ФТС согласовала внесение изменений. Сейчас в 10 раз снижен порог срабатывания поиска на ввоз мясной продукции».

Ни разу не экспресс

Но предпринимателям легче пока почему-то не становится. Возможно, потому, что таможенная лаборатория, до сих пор не умеющая брать экспресс-анализы, проводит экспертизу в среднем десять дней. Однако, заверил Сергей Абросимов, они сразу же созвонились с руководителем лаборатории и попросили в максимально короткие сроки проводить экспертизы, а также приняли решение «не останавливать все последующие поставки той же продукции в адрес тех же предприятий, по которым уже сработали риски, разрешив эти грузы выпускать».

Лаборатория может через себя пропустить столько ветеринарных проб, сколько может. Например, три контейнера в сутки. А таможня отправляет несколько десятков! Зачем, для чего браться за то, что невозможно поднять?! И потом, можно за один день определить, есть кость или нет! А лаборатория по несколько дней не выдаёт! Пробы брали по четыре дня! Кость искать десять дней?! Это катастрофичные цифры! – заявили предприниматели, на что начальник КОТ всё так же спокойно ответил: «Я всё понимаю и вас поддерживаю».

Ещё одна проблема для предпринимателей – выпуск под обеспечение.

Мы везём без квот на бескостное мясо, растамаживаем без НДС и без таможенных пошлин. А выпуск под обеспечение предусматривает уплату этих платежей. Контейнер со свининой стоит 5,5 млн, мы должны заградительную пошлину заплатить 65%  ещё 20% НДС, чтобы контейнер таможня выпустила до результатов экспертизы. Но ведь ни завод, ни импортёр никуда не денутся! – говорит представительница «мясного» импортёра.

Но и в вопросе с обеспечением Сергей Абросимов обещал личную поддержку: «По возврату обеспечительных платежей — я гарантирую, что будет минимальный срок рассмотрения заявлений, я обещаю сразу же ставить резолюцию, вы не будете месяц ждать».

Кто в лес, кто по мясо

Бизнесмены недоумевают, почему таможня не может выпустить груз условно, а потом, если найдёт кости в мясе, принять карательные меры. А также возмущаются отсутствием контакта и системной работу двух служб на границе — таможенной и ветеринарной. 

В ветсвидетельстве чёрным по белому, что говядина без кости, а таможня спрашивает — с костью или без. Россельхознадзор пишет — говядина. А таможня ставит перед экспертом вопрос — это говядина или свинина? Это же квест! — говорят они.

Импортёры задают таможенникам и вопрос на логику: по их словам, в Калининградской области полутушина кости стоит 125 рублей, а импорт завозится по 250 руб.: «Неужели бизнесмены такие дураки, что себе в убыток завозят? Какой таможенный риск здесь?!»

А говядину на кости, уверяют участники  ВЭД, никто на западе не продает на Россию, так как им не интересно: «Наша говядина на кости стоит от 180 до 250 руб. И если кто завозит высшие сорта говядины по 300 руб., то где риск? Завозят по 300 продают за 250?»

Но у таможни на эти вопросы свой, бюрократический, формальный ответ:

Риск это что? Это возможность ввоза под видом одного чего-то другого. Вот что есть риск — действительно ли ввозится то, что в документах. Доверяй, но проверяй, это у всех правило, — расставили точки над «и» в КОТ.

Давайте остановим этот глупый, безумный беспредел! — воскликнул кто-то в сердцах на встрече 2 апреля, видимо, в надежде, что возглас этот долетит не только до тех мест, где принимаются столь оригинальные решения, но и туда, где уполномочены их изменять.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: